Совет Федерации 1 марта одобрил закон "О противодействии терроризму". Этот документ устанавливает основные принципы противодействия терроризму, правовые и организационные основы борьбы с терроризмом. Устанавливаются основные принципы минимизации или ликвидации последствий проявления терроризма, а также правовые и организационные основы применения Вооруженных сил РФ (ВС РФ) в борьбе с терроризмом.

Закон допускает возможность проведения переговоров с террористами. При этом не должны рассматриваться выдвигаемые террористами политические требования. Закон устанавливает, что Вооруженные силы РФ могут применяться для пресечения полетов воздушных судов, используемых для совершения теракта либо захваченных террористами. Кроме того, ВС РФ могут быть использованы для пресечения терактов во внутренних водах и в территориальном море России и могут участвовать в проведении контртеррористической операции, а также пресекать международную террористическую деятельность.

Глава комитета по обороне и безопасности Виктор Озеров тут же пояснил, что применение Вооруженных сил в случае проведения контртеррористической операции на территории РФ будет регламентироваться секретным приказом Минобороны РФ. По словам Озерова, такой приказ Минобороны уже подготовлен и будет подписан после принятия данного закона. Причем, по его словам, при применении Вооруженных сил будет, в частности, рассматриваться вопрос о том, сколько людей летит в самолете, захваченном террористами, и на какую территорию этот самолет может упасть.

Как передает РБК, наиболее активные российские сенаторы в беседе с журналистами уже выразили свое мнение о принятом документе. Так, по мнению председателя парламентской комиссии по расследованию терактов в Беслане, вице-спикера Совета Федерации Александра Торшина, закон предусматривает создание национальной системы борьбы против терроризма. "Очень важный момент: предполагается персональная ответственность должностных лиц при проведении контртеррористической операции, чего нам так часто не хватало в прошлом", заявил Торшин. По его мнению, принятый закон - жесткий. Вместе с тем по сравнению с антитеррористическим законодательством других стран данный закон минимально ограничивает права и свободы граждан, подчеркнул вице-спикер.

Председатель Совета Федерации Сергей Миронов также был полон оптимизма, заявив, что считает норму закона "О противодействии терроризму", которая разрешает сбивать самолеты, захваченные террористами, "главным профилактическим действием при подготовке подобных терактов". "Сам факт принятия закона охладит горячие головы при планировании таких терактов", - заявил он. Миронов убежден, что информация об этой норме закона уже широко известна, в том числе и тем, кто может планировать теракты. Вместе с тем, необходимо понимать, что в случае возникновения критической ситуации все заложники, захваченные террористами, также будут уничтожены. При этом Миронов уверен, что компенсации гражданам, пострадавшим от террористов, должны выплачиваться уже с этого года, а не с 1 января 2007 года, как это предусмотрено в законе. Он заявил, что "у государства есть деньги", и по итогам первого полугодия 2006 года можно будет выделить средства на реализацию данных норм, а также внести соответствующи е поправки в законодательство. Миронов также подчеркнул, что в целом главным достоинством закона, одобренного сегодня верхней палатой парламента, является введение принципа единоначалия при руководстве контртеррористической операцией. "Это ключевое положение", - считает председатель Совета Федерации.

Член Совета Федерации Михаил Лапшин считает необходимым прописать законодательно ограничение на участие в переговорах с террористами. По его мнению, переговоры должны вести только профессионалы. "Как только случается теракт, всякого рода потерянные политики слетаются туда, как мухи на мед. Это любители на беде поднять свой имидж", - подчеркнул Лапшин, добавив, что именно в отношении таких людей необходимо внести ограничения при переговорах.

Председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Людмила Нарусова опасается, что в законе "О противодействии терроризму" недостаточно прописаны меры по предотвращению возможных злоупотреблений при проведении контртеррористических операций. По ее мнению, существует опасность субъективного толкования данного закона. В ходе дискуссии в верхней палате парламента при обсуждении закона она обратила внимание на предусмотренные законом ограничения на использование средств связи в ходе такой операции. "Каким образом в этом случае люди будут оповещены, что на их территории проводится контртеррористическая операция?" - спросила она. Нарусова также обратила внимание на положение о возможности проникновения в жилища граждан представителей правоохранительных органов в ходе таких операций. Как она отметила, ей непонятно, каким образом будет обеспечена сохранность имущества.